Помещичья собственность

Контекст

Защитники прав крестьян и революция. Правовые расследования РАПСИИ земля, и воля. Правовые расследования РАПСИВторое освобождение крестьянства России. Правовые расследования РАПСИЗа землю и волю, за лучшую долю. Правовые расследования РАПСИ

Первая глава историко-правового проекта РАПСИ посвящена правам крестьян и земельному вопросу.

После революционных событий 1917 года крестьяне попытались устроить собственную революцию. Захватывая помещичьи земли, они требовали от властей вернуть законы более чем тысячелетней давности.

Выдающуюся историю появления большевистского «Декрета о земле» и правовых последствий его применения, рассказывает в семнадцатой части своего расследования кандидат исторических наук, депутат Госдумы первого созыва Александр Минжуренко.

Осенью 1917 года российские крестьяне, не дождавшись от властей аграрной реформы, приступили к самовольному массовому захвату помещичьих земель.

В Центральной России развернулась самая настоящая крестьянская революция – тот самый «черный передел», о котором мечтали в селах на протяжении многих поколений.

Временное правительство было не в состоянии погасить это движение, и оно приобретало все более широкий размах.

Объясняя мотивы своих действий, крестьяне не желали выглядеть простыми грабителями. Они утверждали, будто они «имеют полное право» разделить между собой дворянские угодья.

О каком праве идет речь? Разумеется, никаких писаных законов, позволяющих крестьянам производить захват не принадлежащей им земли, в природе не существовало.

В данном случае, сами того не ведая, крестьяне опирались фактически не на положения позитивного права, а на теорию естественного права. Только толковали ее по-своему.

Если эта теория полагала, что целый ряд прав человека принадлежит ему от рождения, и они являются неотъемлемыми, то крестьяне добавляли в классический перечень этих прав, кроме права на жизнь и свободу, еще и свое право на землю.

Характерным для менталитета российского крестьянина-общинника было убеждение в том, что земля, как воздух, вода и солнечный свет, не могут принадлежать частному лицу.

«Земля ничья – земля Божья», – приговаривали они, отправляясь на захват помещичьих земель. Земля понималась ими как средство существования, данное человеку природой.

Такое важное средство не могло являться частной собственностью отдельных лиц, а должно было быть лишь во владении того, кто ее обрабатывает своим трудом.

Исходя из такого толкования, праздный помещик, конечно же, не считался крестьянами законным обладателем земельных угодий. И они полагали, что следует восстановить ту «русскую правду» относительно владения землей, которая якобы и существовала в Древней Руси.

Вряд ли малограмотные крестьяне достоверно знали историю своей страны и ведали о том, что их земли – земли совершенно свободных крестьян – в древние времена действительно «незаконно» захватили феодалы.

Но мифы о том «золотом веке» вольного пользования всей землей в крестьянской среде имели хождения. И в правовую культуру российских крестьян так и вошло с давних пор представление о том, что их права были когда-то попраны.

А теперь они их, мол, только восстанавливают.

Большевики, готовясь к государственному перевороту, объективно стояли перед выбором: либо, взяв в руки власть, ввести жизнь на селе в законные рамки, либо принять крестьянское захватное движение как неотвратимое явление и способствовать ему, завоевывая тем самым авторитет у самого многочисленного слоя населения России.

Собственно, они уже сделали свой выбор еще до октября: своими лозунгами и призывами большевики подталкивали крестьян на бесправные самовольные действия. Ленин поступал согласно известному старинному принципу: если не можешь остановить массовое движение – возглавь его.

Уже в ходе октябрьского вооруженного восстания Ленин готовит свой «Декрет о земле», который и принимает тут же II съезд Советов. Документ составлен наспех и не представляет собой действительно детально разработанный нормативный акт. Собственно, в нем было всего два «несущих» пункта. Они гласили:

«1) Помещичья собственность на землю отменяется немедленно без всякого выкупа.

2) Помещичьи имения, равно как все земли удельные, монастырские, церковные, со всем их живым и мертвым инвентарем, усадебными постройками и всеми принадлежностями, переходят в распоряжение Волостных Земельных Комитетов, Уездных Советов Крестьянских Депутатов, впредь до разрешения Учредительным Собранием вопроса о земле».

Как видим, уж очень кратко и декларативно в этом декрете говорится о том, что делать с землей. Поэтому было ясно, что при реализации его на практике встанет много вопросов.

И здесь Ленин не утруждает себя созданием корректного правового документа (некогда), а прикладывает к кратчайшему декрету как неотъемлемую его часть «Крестьянские наказы».

Интересно, что они были опубликованы еще в августе на страницах совсем небольшевистской газеты «Известия Всероссийского Совета Крестьянских Депутатов». Этот текст составлен редакцией на основании 242 крестьянских наказов, поступивших из разных мест Европейской России.

Данный документ очень интересен тем, что является сборником положений, которые раскрывают представления крестьян об их правах на землю. Да, они соглашаются с тем, что «Вопрос о земле, во всем его объеме, может быть разрешен только всенародным Учредительным Собранием».

В этой фразе, правда, угадывается редактура со стороны эсеров, так как простые крестьяне не особенно были озабочены формой принятия нужных им законов.

И следующий текст как раз говорит о том, что, невзирая на высказанное уважение к будущему законодательному органу, крестьяне фактически выдвигают Учредительному собранию свои требования, причем в категорической форме. Тут виден намек на то, что любое другое решение они не приемлют.

Перечень этих требований начинается с очень выразительных слов: «Самое справедливое разрешение земельного вопроса должно быть таково». И после этой ультимативной преамбулы в адрес Учредительного собрания идут все пункты наказа. Рассмотрим только самое основное.

«1) Право частной собственности на землю отменяется навсегда; земля не может быть ни продаваема, ни покупаема, ни сдаваема в аренду либо в залог, ни каким-либо другим способом отчуждаема… Вся земля отчуждается безвозмездно, обращается во всенародное достояние и переходит в пользование всех трудящихся на ней.

6) Право пользования землею получают все граждане Российского государства, желающие обрабатывать ее своим трудом, при помощи своей семьи, или в товариществе, и только до той нормы, пока они в силах ее обрабатывать. Наемный труд не допускается.

7) Землепользование должно быть уравнительным, т.е. земля распределяется между трудящимися, смотря по местным условиям, по трудовой или потребительной норме.

8) …Земельный фонд подвергается периодическим переделам в зависимости от прироста населения».

Ну, в общем, как в дофеодальную эпоху, как в VIII–IX веках. Вот так крестьяне понимали свои права. Они мечтали вернуться туда, в славную старину, устные предания о которой дожили и до XX века. Они старались не замечать того, что товарно-денежные рыночные отношения уже давно проникли и в их среду, а не были каким-то враждебным внешним фактором.

Крестьяне хотели сохранить себя именно в прежнем качестве как сельских хозяев, не принимая во внимание того, что рост производительности труда и появившееся аграрное перенаселение неминуемо должны были привести к значительному сокращению числа земледельцев. Неизбежное «раскрестьянивание» они понимали, как понятие равнозначное слову «гибель».

Ясно, что включенный в состав «Декрета о земле» свод пожеланий крестьян России был наивной утопией.

Претворение этих наказов в жизнь так или иначе все равно бы привело к обезземеливанию большинства земледельцев и к сосредоточению земли в руках эффективных менеджеров.

Понимал ли это Ленин, придавший «наказам» силу закона? Разумеется, понимал. Но из чисто политических соображений он поддакнул этим бесхитростным мечтаниям крестьян и пообещал им реализовать их «наказы» на практике.

Фактически «Декрет о земле» не регулировал правоотношения в аграрной сфере страны, а предоставил развернувшемуся стихийному крестьянскому движению полную свободу действий. Органы крестьянского самоуправления получили широчайшие права в решении земельного вопроса.

Вышло так, что крестьяне действовали как бы на основании декрета, основную часть которого – «наказы» – они написали сами. И крестьяне повсеместно явочным порядком реализовывали свои права так, как они их понимали. Государство до поры до времени устранилось от вмешательства в дела и проблемы деревни.

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 16 января.

Источник: http://rapsinews.ru/incident_publication/20180109/281566127.html

Декрет о земле

Помещичья собственность

Декрет о земле — первый законодательный акт Советского государства в области земельных отношений, принятый 2-м Всероссийским съездом Советов в ночь с 26 на 27 октября (8-9 ноября по новому стилю) 1917 года.

История создания и хронология принятия Декрета о Земле

Решением ЦК РСДРП(б) от 21 октября (3 ноября) 1917 года составление декрета было поручено В.И.Ленину. Проект декрета был написан Лениным 26 октября (8 ноября).

При составлении Декрета о земле Ленин использовал «Примерный наказ, составленный на основании 242 наказов, доставленных местными депутатами на 1-й Всероссийского съезд крестьянских депутатов в Петрограде в 1917 году», раздел которого «О земле» целиком вошёл в текст декрета.

Проект был предложен Лениным в докладе о земле на 2-м заседании съезда Советов поздно вечером 26 октября (8 ноября) и утверждён в 2 часа ночи с 26 на 27 октбря 1917 года.

Декрета о земле

Декрет отменял помещичью собственность на землю без всякого выкупа и передавал помещичьи, удельные, монастырские, церковные земли со всем инвентарем и постройками в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов, на которые возлагалось принятие мер для соблюдения строжайшего порядка при конфискации помещичьих имений.

Вошедший в четвёртую статью Декрета крестьянский наказ о земле определял новые принципы землевладения и землепользования:

  • право частной собственности на землю отменялось, запрещалась продажа, аренда и залог земли, вся земля обращалась во всенародное достояние, то есть переходила в государственную собственность, что означало национализацию земли;
  • земельные участки с высококультурными х-вами, питомники, конские заводы и прочее, а также весь хозяйственный инвентарь конфискованных земель передавались в исключительное пользование государства или общин;
  • право пользования землей получали все граждане при условии обработки ее своим трудом, семьёй или в товариществе без наёмного труда, на основе уравнительного землепользования при свободном выборе форм землепользования, в том числе и артельной.

Конфискация инвентаря не касалась малоземельных крестьян; декрет устанавливал также, что земли рядовых крестьян и казаков не конфискуются.

Развитие идей Декрета о земле

Нормы декрета были развиты и конкретизированы в «Положении о земельных комитетах» и «Инструкции об урегулировании земельными комитетами земельных и селськохозяйственых отношений», утверждёнными СНК 5(18) декабря 1917 года, в законе «О социализации земли», утверждённом ВЦИК 27 января (9 февраля) 1918 года, «Временной инструкции переходных мер по проведению в жизнь закона о социализации земли», изданной Наркомземом в апреле 1918 года и другими актами Советского государства. С введением в действие с 1 декабря 1922 Земельного кодекса РСФСР декрет утратил силу как законодатательный нормативный документ. Однако он сохранил свое историческое значение как основополагающий акт советского аграрного законодательства вплоть до середины 1980-ых годов.

Критика Декрета о земле

После принятия Декрета о земле эсеры, меньшевики, а вслед за ними зарубежные буржуазные публицисты выступили с утверждением, будто издание декрета означает отказ большевиков от своей аграрной программы в пользу программы эсеров. Подобные выводы встречались и в советской литературе 1920-х годов[1].

Ленин писал, что в основу декрета действительно был положен крестьянский наказ, составленный эсерами в соответствии с эсеровской программой социализации земли[2]. Но в условиях социалистической революции формулы крестьянского наказа «…заполнились новым содержанием»[3]. Национализацией земли при диктатуре пролетариата был создан «…

земельный строй, наиболее гибкий в смысле перехода к социализму»[4].

Значение Декрета о земле

Включение крестьянского наказа в декрет обеспечило поддержку Советской власти со стороны трудящихся крестьян. Крестьяне на собственном опыте убедились в недостаточности уравнительного раздела и в необходимости перехода к общественной обработке земли. Декрет о земле дал основу для организации социалистического хозяйства: государственных советских хозяйств, товариществ и артелей крестьян.

Изъятие земли из частного оборота, трудовой характер землепользования и уравнит. распределение земель обеспечили не только ликвидацию помещичьего землевладения и крупного капиталистического хозяйства на земле, но и служили средством для ограничения кулацкого хозяйства, пока не созрели условия для полного социалистического кооперирования крестьянских хозяйств и ликвидации кулачества как класса.

Примечания

  1. ↑ Н. А. Рожков, Д. С. Розенблюм
  2. ↑ Соч., т. 28, с. 121; т. 30, с. 241; т. 31, с. 54
  3. ↑ Там же, т. 25, с. 258
  4. ↑ Там же, т. 28, с. 290

Источник: https://kommynist.ru/%D0%94%D0%B5%D0%BA%D1%80%D0%B5%D1%82_%D0%BE_%D0%B7%D0%B5%D0%BC%D0%BB%D0%B5

Историческое значение Декрета о земле 1917г (Лыков Олег)

Помещичья собственность
sh: 1: full: not found

ДЕКРЕТ О ЗЕМЛЕ

Принят II Всероссийским Съездом Советов

Рабочих, Солдатских и Крестьянских

Депутатов 27 октября 1917 года

ДЕКРЕТ О ЗЕМЛЕ

1) Помещичья собственность на землю отменяется немедленно без всякого выкупа.

2) Помещичьи имения, равно как все земли удельные, монастырские, церковные, со всем их живым и мертвым инвентарем, усадебными постройками и всеми принадлежностями, переходят в распоряжение Волостных Земельных Комитетов и Уездных Советов Крестьянских Депутатов впредь до разрешения Учредительным Собранием вопроса о земле.

.3) Какая бы то ни была порча конфискуемого имущества, принадлежащего отныне всему народу, объявляется тяжким преступлением, караемым революционным судом.

Уездные Советы Крестьянских Депутатов принимают все необходимые меры для соблюдения строжайшего порядка при конфискации помещичьих имений, для определения того, до какого размера участки и какие именно подлежат конфискации, для составления точной описи всего конфискуемого имущества и для строжайшей революционной охраны всего переходящего к народу хозяйства со всеми постройками, орудиями, скотом, запасами продуктов и проч.

4) Для руководства по осуществлению великих земельных преобразований, впредь до окончательного их решения Учредительным Собранием, должен повсюду служить следующий крестьянский наказ, составленный на основании 242 местных крестьянских наказов редакцией “Известий Всероссийского Совета Крестьянских Депутатов” и опубликованный в номере 88 этих “Известий” (Петроград, N 88, 19 августа 1917 г.).

5) Земли рядовых крестьян и рядовых казаков не конфискуются.

КРЕСТЬЯНСКИЙ НАКАЗ О ЗЕМЛЕ

Вопрос о земле, во всем его объеме, может быть разрешен только всенародным Учредительным Собранием.

Самое справедливое разрешение земельного вопроса должно быть таково:

1) Право частной собственности на землю отменяется навсегда; земля не может быть ни продаваема, ни покупаема, ни сдаваема в аренду либо в залог, ни каким-либо другим способом отчуждаема.

 Вся земля: государственная, удельная, кабинетская, монастырская, церковная, посессионная, майоратная, частновладельческая, общественная и крестьянская и т.д.

, отчуждается безвозмездно, обращается в всенародное достояние и переходит в пользование всех трудящихся на ней.

За пострадавшими от имущественного переворота признается лишь право на общественную поддержку на время, необходимое для приспособления к новым условиям существования.

2) Все недра земли, руда, нефть, уголь, соль и т.д., а также леса и воды, имеющие общегосударственное значение, переходят в исключительное пользование государства. Все мелкие реки, озера, леса и проч. переходят в пользование общин, при условии заведывания ими местными органами самоуправления.

3) Земельные участки с высоко – культурными хозяйствами: сады, плантации, рассадники, питомники, оранжереи и т.п.

не подлежат разделу, а превращаются в показательные и передаются в исключительное пользование государства или общин, в зависимости от размера и значения их.

Усадебная городская и сельская земля, с домашними садами и огородами, остается в пользовании настоящих владельцев, при чем размер самих участков и высота налога за пользование ими определяются законодательным порядком.

4) Конские заводы, казенные и частные племенные скотоводства и птицеводства и проч., конфискуются, обращаются во всенародное достояние и переходят либо в исключительное пользование государства, либо общины, в зависимости от величины и значения их. Вопрос о выкупе подлежит рассмотрению Учредительного Собрания.

5) Весь хозяйственный инвентарь конфискованных земель, живой и мертвый, переходит в исключительное пользование государства или общины, в зависимости от величины и значения их, без выкупа. Конфискация инвентаря не касается малоземельных крестьян.

6) Право пользования землею получают все граждане (без различия пола) Российского государства, желающие обрабатывать ее своим трудом, при помощи своей семьи, или в товариществе, и только до той поры, пока они в силах ее обрабатывать. Наемный труд не допускается.

При случайном бессилии какого-либо члена сельского общества в продолжение не более 2 лет, сельское общество обязуется, до восстановления его трудоспособности, на это время прийти к нему на помощь путем общественной обработки земли.

Земледельцы, вследствие старости или инвалидности утратившие навсегда возможность лично обрабатывать землю, теряют право на пользование ею, но взамен того получают от государства пенсионное обеспечение.

7) Землепользование должно быть уравнительным, т.-е. земля распределяется между трудящимися, смотря по местным условиям по трудовой или потребительной норме. Формы пользования землею должны быть совершенно свободны: подворная, хуторская, общинная, артельная, как решено будет в отдельных селениях и поселках.

8) Вся земля, по ее отчуждении, поступает в общенародный земельный фонд. Распределением ее между трудящимися заведуют местные и центральные самоуправления, начиная от демократически организованных бессословных сельских и городских общин и кончая центральными областными учреждениями.

Земельный фонд подвергается периодическим переделам в зависимости от прироста населения и поднятия производительности и культуры сельского хозяйства.

При изменении границ наделов первоначальное ядро надела должно остаться неприкосновенным.

Земля выбывающих членов поступает обратно в земельный фонд, при чем преимущественное право на получение участков выбывших членов получают ближайшие родственники их и лица, по указанию выбывших.

Вложенная в землю стоимость удобрения и мелиорации (коренные улучшения), поскольку они не использованы при сдаче надела обратно в земельный фонд, должны быть оплачены.

Если в отдельных местностях наличный земельный фонд окажется недостаточным для удовлетворения всего местного населения, то избыток населения подлежит переселению.

Организацию переселения, равно как и расходы по переселению и снабжению инвентарем и проч., должно взять на себя государство.

Переселение производится в следующем порядке: желающие безземельные крестьяне, затем порочные члены общины, дезертиры и проч., и, наконец, по жребию, либо по соглашению.

Все содержащееся в этом наказе, как выражение безусловной воли огромного большинства сознательных крестьян всей России, объявляется временным законом, который впредь до Учредительного Собрания проводится в жизнь по возможности немедленно, а в известных своих частях с той необходимой постепенностью, которая должная определяться Уездными Советами Крестьянских Депутатов.

Учитывая печальный опыт Временного правительства, растерявшего кредит доверия из-за нежелания решать главные проблемы революции, Ленин сразу же предложил II съезду Советов принять декреты о мире, о земле и о власти.

Декрет о мире провозгласил выход России из войны. Съезд обратился ко всем воюющим правительствам и народам с предложением всеобщего мира без аннексий и контрибуций.

В основу Декрета о земле были положены 242 местных крестьянских наказа I съезду Советов, в которых излагались представления крестьян об аграрной реформе.

 Крестьяне требовали отмены частной собственности на землю, установления уравнительного землепользования с периодическими переделами земли. Эти требования никогда не выдвигались большевиками, они были составной частью эсеровской программы.

Но Ленин прекрасно понимал, что без поддержки крестьянства удержать власть в стране вряд ли удастся, поэтому он перехватил у эсеров их аграрную программу. И крестьяне пошли за большевиками.

Декрет о власти провозглашал повсеместный переход власти к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Съезд избрал новый состав Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК). В него вошли 62 большевика и 29 левых эсеров.

Определенное количество мест было оставлено и другим социалистическим партиям. Исполнительная власть передавалась временному правительству — Совету народных комиссаров (СНК) — во главе с В. И. Лениным.

При обсуждении и принятии каждого декрета подчеркивалось, что они носят временный характер — до созыва Учредительного собрания, которое должно будет законодательно закрепить принципы государственного устройства.

Историческое значение Декрета о земле 1917г

Декре́т о земле́ — нормативно-правовой акт, принятый на Втором Всероссийском съезде Советов 26 октября (8 ноября) 1917года, имевший конституционное, основополагающее значение в области землепользования.

Декрет о земле чётко определил отношение новой власти к частной собственности, к наёмному труду. Эти формулировки надолго стали основой земельной политики СССР и стран социализма.

Декрет отменял помещичью собственность на землю без всякого выкупа и передавал помещичьи, удельные, монастырские, церковные земли со всем инвентарём и постройками в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов, на которые возлагалось принятие мер для соблюдения строжайшего порядка при конфискации помещичьих имений. Декрет устанавливал также, что земли рядовых крестьян и рядовых казаков не конфискуются.

Декрет определил новые принципы землевладения и землепользования: право частной собственности на землю отменялось, запрещались продажа, аренда и залог земли, вся земля объявлялась всенародным достоянием, т. е.

переходила в исключительную собственность государства (что означало национализацию земли); земельные участки с высококультурными хозяйствами, питомники, конные заводы и прочее, а также весь хозяйственный инвентарь конфискованных земель передавались в исключительное пользование государства или общин; право пользования землёй получили все граждане при условии обработки её своим трудом, семьёй или в товариществе без наёмного труда, на основе уравнительного землепользования при свободном выборе форм землепользования, в том числе и артельной. По декрету крестьяне России получили бесплатно 150 млн. десятин землиони были освобождены от уплаты 700 млн. рублей золотом ежегодно за аренду земли и от долгов за землю,достигших к этому времени 3 млрд. рублей.

Основные положения Декрета о земле были развиты и конкретизированы в ряде законодательных актов Советского государства, в том числе в законе «О социализации земли» 1918, в Земельном кодексе РСФСР 1922 и др.

Осуществление Декрета о земле и др.

актов аграрного законодательства Октябрьской социалистической революции обеспечило поддержку Советской власти со стороны трудового крестьянства, ликвидацию помещичьего землевладения и класса помещиков и создало «… земельный строй, наиболее гибкий в смысле перехода к социализму» (Ленин В. И., Полное собрание соч., 5 изд., т. 37, с. 326).

Данный документ важен для современной юриспруденции так как явился важным юридическим документом, который явился прародителем для дальнейших документов данного содержания и характера. Поэтому изучение данного документа для юристов имеет огромное значение так как формирует фундаментальные знания в работе с подобными документами.

Заключение

Принятие Декрета о земле стало отправной точкой для конфискации угодий помещиков. Владение осуществлялось на нетрудовой основе. Произошла национализация.

Советский Союз имел исключительное право собственности на территории страны и все, что на ней находилось. Только государство могло владеть ими.

Граждане же могли пользоваться и применять данные объекты под конкретные задачи.

Чем-то уникальным для тогдашнего общества было принятие Декрета о земле. Год, когда оно произошло, в корне изменил общество.

 Возникла собственность, которой на правах социализма владел весь народ, она налагалась на все области работы в сельском хозяйстве, имеющие аграрное назначение.

Роль законопроекта была воистину универсальная, теперь взгляд, которым оценивали имущественные ценности, был совсем другим. Провозгласили национализацию земель и всех строений, что там находились. Это широкий шаг к созданию государственной собственности.

Этот законопроект примечателен стремительным уничтожением частного властвования над имуществом, а также созданием государственного владения социалистическими ценностями и национализацией территорий. Коллективная форма пользования землей была призвана избавить народ от нищеты.

Еще в то время, когда проходила Октябрьская революция, многие представители народа ратовали за развитие и продвижение этих идей, поскольку они им очень импонировали.

От юридической стороны вопроса незамедлительно перешли к практической и стали воплощать все, что запланировали, мгновенно. Провели создание земельных комитетов. Их действия руководствовались демократическими началами.

Они выделяли культурные имения, охраняли их от обесценивания, занимались организацией хозяйства. Все эти процессы имели большое значение для государства.

Источник: https://AfterShock.news/?q=node/766036&full

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.